Является ли ребенок обязательной составляющей семьи

Сейчас, когда понятие семьи рассматривается с разных точек зрения, возникает вопрос: что такое на самом деле семья и как в нее включаются дети? До сих пор в обществе встречаются разные представления о том, какова более правильная форма семьи с точки зрения наличия или отсутствия ребенка.
  • Индулис Пайчс

    Индулис Пайчс

    теолог, учитель христианской медитации и осознанности

FOTO: Shutterstock.com

Мы рождаемся, расцветаем, а потом как будто «выключаемся», мы должны дать место молодым. Со временем мы осознаем эфемерность своей идентичности

В наши дни форм семьи много, и они разные, и нельзя сказать, что ребенок — обязательная составляющая семьи. Однако ребенок — это благословение, и родить ребенка означает не только оставить что-то после себя, это означает еще и остаться.

 

Что такое семья?

Понятие семьи с годами меняло свое значение много раз. Сейчас семейные модели, принятые в разных культурах, тоже очень разные. Во все времена человечество ищет оптимальный способ организовать свои личные отношения, и в какой-то момент общество их канонизирует, вносит в законы и схемы. Можно сказать, что семья — это такой способ, как люди предпочитают жить с теми, кого любят. Вместе с тем семья также является способом воспитания наших детей, если и когда у нас таковые есть. Поэтому невозможно определить так строго, что семья есть только в том случае, если в ней есть определенное количество людей определенного пола или возраста и соответствующие родственные связи. Семья — это конструкт, который мы можем создавать очень по-разному.
Однако времена меняются, и возникает ситуация, когда ранее разработанные схемы и законы, которые определяют и совместное проживание, больше не работают. Поэтому возникает вопрос: должны ли мы жить по существующим законам или законы должны примеряться к тому, как мы живем? Если мы слишком много начинаем указывать другим, как надо жить и создавать отношения, часто возникает сопротивление. Нередко вместо того, чтобы самим быть счастливыми и позволять другим создавать свою жизнь, мы пытаемся свою модель жизни легитимировать, обосновать и указать, что наша модель семьи является единственно возможной. Это не то, к чему надо стремиться — если мы счастливы, мы можем предлагать, побуждать к своей модели жизни других, но не настаивать на том, что она единственно правильная и пригодна для всех. Семьи могут быть самыми разными по составу, возрасту, полу и взаимоотношениям их членов. Не всегда семья будет как с рекламного плаката — мать, отец, сын и дочь и собака.

 

Почему другие ждут ребенка молодой пары

Еще по-прежнему есть ситуации, когда на пары, которые уже долгое время вместе или недавно поженились, направляются ожидания или давление: когда у вас будет ребенок? В прошлые столетия главной или даже единственной функцией семьи было рождение детей, а не подтверждение любви или обеспечение хорошего самочувствия пары. Семья была как безопасная среда для рождения и становления детей. Исторически брак был очень социально-экономическим образованием, он был как договор между двумя семьями, которые вкладывают ресурсы, чтобы молодые люди могли начать строить жизнь. Брак упорядочивал и право наследования. Из этих традиций вытекают также законы сексуальной этики, регулирующие, чтобы рожденные в семье дети были детьми соответствующего мужчины. Поэтому в сознании многих людей укоренился этот опыт, и поэтому окружающие и ждут этих потомков. Это так глубоко внутри нас, что кажется, что и сегодня рождение детей является центральной причиной брака. Однако надо признать, что пары, у которых нет детей, часто находятся под давлением — как внешним, так и внутренним, своим биологическим давлением.

 Семьи могут быть самыми разными по составу, возрасту, полу и взаимоотношениям их членов. Не всегда семья будет как с рекламного плаката — мать, отец, сын и дочь и собака.

 

Внутреннее давление: что такое инстинкт размножения

Инстинкт размножения в людях записан очень глубоко. Это очень сильная тяга, которая побуждает размножать свои гены, оставлять их для будущих поколений, чтобы что-то из нас осталось и тогда, когда мы сами должны умереть. Инстинкты — это типичные модели поведения какого-то вида. С биологической точки зрения человеческий организм — это только средство, с помощью которого в этом мире продолжается существование генов. Наши гены похожи на программу, скопированную с одного компьютера на другой, чтобы она могла продолжаться. Даже когда человек умирает, его гены остаются и продолжают существовать — они вечны! Из этого вытекает подсознательное чувство, насколько важно потомство, потому что это «плоть от моей плоти» — это я! В каком-то смысле это правда. В растительном мире это можно видеть лучше всего — если отломить веточку, она продолжает расти в другом горшочке. Как будто совсем другое растение, но все-таки то же самое! Ощущение того, что рождение детей является одним из видов бессмертия, коренится глубоко в нашей психике. Есть указание на то, что люди это поняли уже давно, например, текст Библии: «Двое станут одной плотью» не надо понимать только поэтически, но и весьма практически, когда встречается генетический материал двух людей. Старый Завет говорит, что размножение является первой из заповедей — первый приказ Бога человеку не о том, чтобы не есть с запретного дерева, а «плодиться и размножаться». Из этого вытекает религиозное представление, что в нормальных условиях человек не должен тормозить размножение, потому что это первая задача, которую Бог определил человеку.
Поэтому иногда давление насчет потомков неосознанно есть и у самих партнеров. Даже если люди сознательно решили жить без детей, инстинкт размножения в какой-то момент может проявиться очень выраженно. Понятно, что с годами люди меняют свои мысли и о таком вопросе, как рождение или не рождение детей. Если у пары нет детей, иногда в них царит большое внутреннее давление, даже если решение является сознательным. Бывает, что давление настолько велико, что со временем эти отношения разрушаются.

 

Желание бессмертия

Понятно, что страх смерти с годами увеличивается — у всех нас есть инстинкт сохранять и защищать себя. Смерть — это биологический механизм, то, что клетки стареют, не наша вина, а генетически определенный процесс. Мы рождаемся, расцветаем, а потом как будто «выключаемся», мы должны дать место молодым. Со временем мы осознаем эфемерность своей идентичности. Мы как яблоки, упавшие с яблони. Когда мы упали, нам кажется, что яблоко и яблоня — это две совершенно разных вещи. Мы уверены, что каждый из нас очень важный и самостоятельный человек. А потом в яблоке начинается процесс гниения, и индивид понемногу погибает. Мы начинаем думать, что надо оставить за собой хотя бы семечки, чтобы от нас опять могла вырасти яблоня. То, что у человека есть дети, не решает все экзистенциальные вопросы, но дает удовлетворение. Родить ребенка означает не только за собой что-то оставить, это значит и остаться в этом мире — в детях. Но в то же время не надо редуцировать свою жизнь до того, что главной нашей задачей является родить как можно больше потомков. Именно в контексте христианства индивид является большой ценностью, и человека нельзя рассматривать только с функцией рождения потомков.

Реклама
Реклама

Даже если люди сознательно решили жить без детей, инстинкт размножения в какой-то момент может проявиться очень выраженно.

 

Почему у кого-то много, а у кого-то — ни одного?

Мы живем в эпоху, когда можем хорошо контролировать, чтобы потомки не появлялись, но мы не можем так хорошо контролировать, чтобы потомки гарантированно появлялись. Пары, которые сталкиваются с трудностями в рождении детей, нередко погружаются в самообвинение. Часто любые несчастья человек воспринимает как наказание. Не надо этого делать, не надо искать и свою моральную вину. Ни один человек не является безгрешным, и люди, у которых много детей, не являются богоизбранными, менее грешными или лучшими. Как поступать парам, столкнувшимся с такими трудностями, — это индивидуальный вопрос. Определенно стоит попробовать использовать то, что дают современная наука и медицина.


Понятно, что в таких отношениях также возникает дилемма: у меня есть отношения, в которых я люблю и чувствую себя любимым, а с другой стороны — желание завести детей. Проблема вырастает именно из любви — человек настолько любит своего партнера, что хочет создавать отношения только с этим человеком и поэтому не ищет другого партнера, чтобы родить потомков. Это вопрос физиологических и психологических условий, а также общей зрелости пары. Существуют скрытые психологические механизмы, которые могут блокировать рождение детей настолько глубоко, что человек даже не замечает этого. Это не наша вина, но такая ситуация может служить как толчок к процессу самопознания.

 

Есть ли у меня другая роль?

Иногда люди без детей находят какой-то другой путь, стимул или цель жизни. Ситуации и жизни людей чрезвычайно разные. Главное — искать оптимальное для себя решение и избегать стереотипов и клише о том, что надо делать, чтобы ты был счастливым и настоящим человеком, женщиной или мужчиной. Отбросить предрассудки о том, сколько змей надо убить, посадить деревьев и родить сыновей, чтобы я считался выполнившим свою жизненную задачу. Такие стереотипы не помогают. Нужно искать свое решение. Для какой-то пары это будет означать оставаться вместе несмотря на то, что детей нет, для других решением будет усыновление, другим будет разумнее идти каждому в свою сторону. В любом случае, время, когда пара размышляет о потомках, можно использовать, чтобы познать и лучше понять себя и сделать сознательный выбор. Стоит помнить, что в природе все в равновесии — мир уже перенаселен. И ребенок больше не является основой системы социального обеспечения, как в древнем мире, когда человеку нужно было много детей, чтобы был кто-то, кто позаботится о нем в старости. Возможно, мысль о детях приходит в то время, когда сверстники уже ждут внуков. Но и за это не стоит себя корить — то, что ребенок рождается в более старшем возрасте, дает ребенку зрелых родителей. С одной стороны, эти родители могут больше уставать и утомляться, быстрее стареют, но, с другой стороны, они более зрелые в отношении жизни.

 

Что нужно объяснить другим людям

Так же как после свадьбы другие начинают ждать детей пары, есть люди, которые любят комментировать наличие, отсутствие или количество детей в семье. Здесь стоит большой вопрос о границах в наших отношениях — о способностях границы провести, о них коммуницировать, о способностях их защищать и в случае необходимости также изменить определенные самим собой красные линии. Мы живем каждый своей жизнью, берем за это ответственность и принимаем решения. Чем более человек будет уверенным в своем решении, тем меньше его будет раздражать и задевать мнение окружающих. Стоит подумать: почему меня так сильно задевает, если у меня что-то спрашивают о семейной модели? Возможно, поначалу выслушать какие-то предложения каких-то людей надо. Если меня сильно задевает услышанное, то, скорее всего, я сам не уверен в себе. Если меня раздражают эти вопросы («Почему у тебя нет детей?», «Надо наконец сына!»), это означает, что во мне есть напряжение, я колеблюсь между альтернативами и не знаю, какой стороне я хочу позволить победить. В таком случае нужно сделать «домашнюю работу», чтобы я мог улыбнуться на то, что у меня кто-то что-то спрашивает. Каждый имеет право на свое мнение, и мы не обязаны свои мысли доказывать или защищать. Принимая важные жизненные решения, важно не бояться быть самим собой, не бояться ошибаться. Мне всегда можно и изменить свои мысли, но я не позволю никому навязчиво или насильно ставить под сомнение мои решения. Лучше оставить эту опцию — стать родителями или нет — открытой. Конечно, в каждой паре два человека, и надо считаться, что каждый из них может иметь разные взгляды на рождение детей и у каждого из пары в этом вопросе может быть внутренний конфликт. Замечено, что часто пары могут расстаться, если их представления по этому вопросу не совпадают.