Родителям не нравится воспитательница — что нужно и можно делать

Начало садика и знакомство с воспитательницами могут быть волнующими как для ребенка, так и для родителей, но еще больше эмоций семья может пережить, если у родителей возникает антипатия или невозможность сработаться с кем-то из воспитателей. Как в такой ситуации действовать и как оценить, объективна ли эта неприязнь?
  • Сабине Берзиня

    Сабине Берзиня

Одна из самых важных вещей, которые надо попытаться понять родителям еще до начала детского сада, — в какой степени детский сад готов сотрудничать, находить общие решения.

FOTO:

Одна из самых важных вещей, которые надо попытаться понять родителям еще до начала детского сада, — в какой степени детский сад готов сотрудничать, находить общие решения.

Что можно сделать превентивно, или перед тем, как выбрать садик

Чтобы не было так, что родителям в детском саду что-то определенно не понравится, надо провести подготовительные работы. Желательно начать с выбора соответствующего садика. Возможно, в окрестностях есть два или даже несколько детских садов. Важно знать все возможности и найти наиболее подходящую для своей семьи.

 

Соответствующий детский сад — это такой, который подходит для нужд родителей и ребенка, например, для родителей может быть важно участвовать в процессе адаптации и присутствовать не только на улице, на игровой площадке, но и везде, где ребенок создает свои новые отношения и привязанности. Для родителей может быть важно, чтобы в детском саду продолжалось обучение ребенка горшку, которое начато дома, для родителей может быть важно почувствовать, какова общая атмосфера детского сада, как руководство детского сада относится к родителям — готово ли оно учитывать индивидуальные потребности родителей, связанные с их отпрыском.

 

На самом деле одна из самых важных вещей, которые надо попытаться понять родителям еще до начала детского сада, — в какой степени детский сад готов сотрудничать, находить общие решения. Это можно сделать уже в первом разговоре, ясно сказав, что для родителей важно в детском саду. Если разговор состоялся только с руководством, может быть, можно попросить встретиться с конкретной воспитательницей, которая работает с детьми, понаблюдать за ее работой.

 

Уважительный разговор с педагогом означает, что мы не идем атаковать или защищаться, а занимаем позицию, в которой и педагог является важным участником беседы, и мы, родители, являемся равноценными участниками беседы.

 

В дополнение к беседе с представителями детского сада родитель может собрать отзывы от других родителей и спросить, как им нравится конкретный садик, задать интересующие его вопросы, например, о процессе адаптации, или обучении горшку, или сотрудничестве воспитателей.

 

Соответственно, чем больше родители будут подготовлены, тем больше вероятность, что не придется столкнуться с проблемами, когда садик уже начался. В интересах родителей — по возможности подготовиться, так как начало детского сада — кризис для всей семьи, и важно, чтобы этот процесс проходил как можно спокойнее.

 

Что надо выяснить перед выбором садика: 

  • каков процесс адаптации в садике;
  • какова модель сотрудничества родителей и воспитателей;
  • каковы отзывы о садике от других родителей;
  • какова позиция садика по важнейшим для родителя вопросам (обучение горшку, использование соски, взятие с собой любимых игрушек, методы дисциплинирования детей и др.).

 

Есть ли у неприязни причина

Чтобы понять, является неприязнь к воспитателю субъективной или же существует реальная объективная причина, важно подумать, есть ли какой-то конкретный вопрос, в котором не совпадает видение родителей и воспитательницы. Есть ли какие-нибудь конкретные действия воспитательницы, которые не нравятся родителям? Относятся ли эти вопросы к воспитанию ребенка, и одновременно это может включать в себя также вопрос отношения, например, невербальный язык воспитательницы является неотзывчивым, отвергающим или осуждающим? 

 

Если не нравится, как воспитательница говорит, прежде всего важно определить, что именно не нравится, и тогда можно попробовать понять, как эти действия педагога заставляют родителей чувствовать себя и есть ли что-то, что можно сделать для пользы дела. Также, чтобы убедиться, что неприязнь объективна, можно спросить, как второй родитель или родители других детей чувствуют себя в коммуникации с этим педагогом. Такая взаимная беседа может помочь определить, не является ли неприязнь субъективной.

 

Категорические мысли — и у меня тоже?

Бывает, что неприязнь может быть связана с нами самими, с нашими убеждениями или мыслями, которые могут быть неосознанными, непродуманными, быстрыми и эмоциональными. Например, «никто не может воспитать моего ребенка, это могу только я», «воспитателей вообще не интересуют дети», «никто ничего не понимает и не умеет». 

 

С такими автоматическими мыслями находятся все доказательства, подтверждающие такую неприязнь, и отклоняются те доказательства, которые свидетельствуют об обратном. Например, если мы будем думать, что ребенок воспитательницу не интересует, будет легче найти все то, что воспитательница не делает так, как мы хотим, но забудется, что воспитательница каждое утро подходит приласкать ребенка.

 

Некоторые мысли просто слишком категорические или черно-белые, они портят настроение самому родителю, и важно в своем процессе мышления идентифицировать такие грабли мышления.

 

Автоматические грабли мышления 

  • Типичные автоматические грабли мышления, или автоматические негативы, — это мысли «все или ничего», например: «Либо воспитательница все делает, как я хочу, либо вообще ничего не умеет».
  • Чрезмерное обобщение: «Воспитательница сегодня повысила голос на моего ребенка. Ей совсем не нравится мой ребенок».
  • Обзывание, или навешивание ярлыков: «Она некомпетентный воспитатель».
  • Эмоциональные факты: «Это плохая воспитательница, потому что я так чувствую, это моя интуиция». Такие мысли весьма необъективны и приходят в голову действительно автоматически.
  • Мысли «должно быть, надо делать» (по-английски must и should): «У воспитательницы должны быть только здоровые привычки или у самой должны быть дети».

 

Наша задача — заметить и проанализировать такие мысли, действительно ли эти суждения помогают и каковы доказательства, что эти мысли верные. Если мы замечаем, что нет ни одной объективной причины, почему воспитательница не нравится, то работать надо больше с самим собой — осознать, почему именно мне этот педагог не нравится.

 

  • Однако! 

Если в садике констатированы такие вещи, как физическое или эмоциональное насилие, этот вопрос незамедлительно нужно решать с привлечением как воспитателя, так и руководителя детского сада.

 

Уважительный разговор с педагогом о необходимых изменениях

Но даже если найден самый подходящий для родителей и ребенка детский сад и возникает ситуация, когда родителю не нравятся действия или отношение конкретной воспитательницы, надо попытаться обсудить именно то, что не удовлетворяет. Типично у того, что родителям не нравится воспитательница, есть какая-то конкретная причина, и именно об этом надо пытаться говорить. Если разговор направлен на сотрудничество, есть наибольшая вероятность того, что ситуацию можно будет успешно решить.

 

Реклама
Реклама

Уважительный разговор с педагогом означает, что мы не идем атаковать или защищаться, а занимаем позицию, в которой и педагог является важным участником беседы, и мы, родители, являемся равноценными участниками беседы. Другими словами, «мои потребности важны» и «потребности, точка зрения педагога важны». Главная задача беседы — найти решение для конкретного разногласия и создать сотрудничество. Типично разговор не идет в русле сотрудничества, если одна из сторон начинает обвинять другую сторону.

 

Как избежать обвинения другого? Надо учитывать несколько важных пунктов:

1. Объяснение на основании фактов.

По возможности «сухо», с фактами разъясняем возникшую ситуацию, поведение воспитательницы, которое не удовлетворяет, например: «Мой ребенок, вернувшись после трехнедельной болезни в детский сад, громко плакал, требовал, чтобы мама не уходила. Воспитательница за руку привела ее в группу, пока ребенок пытался сопротивляться, рвался обратно к маме, очень громко кричал и плакал».

 

Эту же ситуацию можно описать и весьма эмоционально, вкладывая свое личное отношение к ситуации, что, в свою очередь, уже сделает дальнейший разговор более сложным, эмоциональным. Например: «Мой ребенок был в истерике, он боялся воспитательниц, и они его силой отволокли в группу. Выглядело, что им все равно, что ребенок так дико кричал. Им никогда не нравился мой ребенок». Если мы заявляем проблему эмоционально, существует риск, что дальнейший разговор будет состоять из обвинений, защиты и нападения, и такой разговор не ведет к решению.

 

2. Выражение своих потребностей и потребностей ребенка.

Затем следует сказать, какова потребность родителей, в форме, в которой не указывается, что надо делать другому. То есть в этом случае родитель сказал бы: «Я видел, как громко ребенок плакал после возвращения в детский сад, и мне как родителю было бы важно, чтобы мы могли возвращаться в садик в более медленном темпе. Мне было бы важно побыть с ребенком, пока он снова не свыкнется с ситуацией».

 

3. Совместный поиск решения.

Типично нам хочется указать решение, например: «Тогда в следующий раз я первые полчаса буду сидеть с ребенком», но для разговора, направленного на сотрудничество, важно, чтобы родители и педагог вместе договорились о решении. Это можно сделать, задав вопрос, например: «Как мы можем решить такую ситуацию?», «Как педагог видит решение?», «Как для педагога звучит высказанная родителем потребность?»

 

4. Соглашение об измеряемом действии.

Иногда соглашение может звучать как «мы будем уделять вашему ребенку больше внимания, будем более мягкими» или «в следующий раз тогда посмотрим», однако эти ответы не дают понять, что именно будет делать каждая из сторон, поэтому важно договориться конкретно. Например, родитель может уточнить: «Тогда в следующий раз, когда ребенок будет болеть очень долго, первые два часа мне можно будет проводить с ребенком в группе». Возможно, это надо также записать либо в электронной форме, либо в письменной, чтобы в следующий раз ни одна из сторон не «забыла, о чем договорились» и можно было следить за тем, чтобы происходило так, как договорились.

 

Сотрудничество между родителями и всем детским садом

Иногда, говоря только с педагогом, не получается прийти к конкретной модели сотрудничества. Может случиться, что воспитательница просто не знает, какие изменения можно сделать или как это сделать лучше всего. В таких ситуациях разговор с руководством может помочь совместными усилиями найти наилучшее решение. 

 

В этом случае я бы посоветовала родителям привлечь и других, например руководство или психолога детского сада, чтобы вместе можно было прийти к тому решению, которое подходит всем. Психолог детского сада может пойти и понаблюдать. Наблюдение — это объективный инструмент, используемый психологами. Задача специалиста — по минутам зафиксировать, что делает ребенок, что делает педагог. Если есть ощущение, что педагог ведет себя иначе в присутствии психолога, наблюдение можно повторить несколько раз.

 

Последний шаг — смена педагога или детского сада

Если все же не удается найти решение по конкретному вопросу, родителям надо просить помощи у руководства детского сада, чтобы выяснить, можно ли заменить их ребенку воспитательницу. Возможно, ребенок может перейти в другую группу. Однако надо считаться с тем, что смена группы (и еще больше — детского сада) будет еще одним новым этапом адаптации для ребенка. 

 

Если малыш посещает садик самоуправления, скорее всего, сменить детский сад будет не так просто. Как отмечает Раймонд Грантс, координатор проектов отдела внешней коммуникации Управления коммуникации Рижской думы, в правилах оговорено, что смена образовательного учреждения самоуправления возможна, если есть родители, которые могут договориться между собой об этой смене, и родители или законные представители ребенка подают заявление о смене образовательного учреждения самоуправления руководителям обоих образовательных учреждений самоуправления. [1] 

 

Чтобы найти семью, с которой поменяться местами, можно как подать объявление, так и посмотреть опубликованные другими родителями объявления о смене садика на сайте www.izglitiba.riga.lv в подразделе «Дошкольные учреждения». Можно также уйти из дошкольного образовательного учреждения и зарегистрировать новое заявление. В таком случае надо считаться с тем, что в очереди надо будет стоять заново.

 

 

Читательница спрашивает:

«У дочки хорошая воспитательница, но известно, что она курит, причем в обеденное время. Воспитательница ходит курить за территорию садика, и днем и вечером, идя домой с ребенком, получается проходить недалеко от этой неофициальной курилки. Против педагога у меня возражений нет, но смущает этот факт. Есть ли причина возражать против того, что воспитательница во время работы курит?»

 

Отвечает Сабине Берзиня:

«Первый уточняющий вопрос, который важно понять: угрожают ли каким-то образом действия воспитательницы детям, например, в обед дети остаются одни, без присмотра? Курит ли воспитательница в присутствии детей и угрожает ли таким образом здоровью детей? Если такой угрозы ребенку нет, то нет причин вмешиваться в поведение воспитательницы в момент ее перерыва.

 

Конечно, с одной стороны, взрослые должны моделировать правильное поведение, однако к воспитателям (в отличие от родителей) это относится только в рабочее время. Если воспитательница во время своего перерыва каждый день хочет есть фастфуд или курить, это ее выбор. К тому же, наверное, нас не обеспокоило бы потребление фастфуда каждый день, а курение беспокоит. Важно понять, почему это так.

 

То, что дети видят или знают, что воспитательница курит, дает возможность говорить с ребенком о том, что не всегда взрослые действуют правильно, потому что курение вредно для здоровья. Не всегда все черное или белое — воспитательница и все взрослые не всегда делают только хорошие вещи. Еще можно подумать о том, насколько на нас распространяется автоматическая мысль «должно быть, надо делать»: «У воспитателей детского сада должны быть хорошие привычки» или любое другое «должно быть». Не образовался ли у нас образ, какой должна быть хорошая воспитательница, который включает в себя также личность воспитательницы, ее хобби и другие вещи? 

 

Если воспитательница после работы одевается как панк или металлист, меняет ли это то, что она хорошая воспитательница в свое рабочее время? Если не меняет, то личная жизнь воспитательницы и паузы для отдыха остаются только в ее ведении, так же как и нам самим не нравится, если кто-то со стороны указывает, как мы должны вести себя в своем личном пространстве или на отдыхе, чтобы мы соответствовали представлениям других о хорошем родителе».