Чего не надо делать, когда ребенку страшно

Не надо говорить: «Не бойся». Все равно не поможет. Вам хоть раз удалось на самом деле успокоить ребенка своими дружескими словами «успокойся»? Или в состоянии сильного нервного напряжения вам достаточно, если кто-то рядом скажет: «Успокойся и расслабься»?

FOTO: Shutterstock.com

Лучше отражать ребенку его чувства, выслушать и поддержать его

Страхи ребенка нельзя игнорировать. Даже если страх кажется совсем глупым, нельзя отмахиваться: «Перестань выдумывать, так не бывает». У детей другая реальность. В этой реальности под кроватью живет Баба-яга, а в шкафу мерещится привидение. Если вы отмахиваетесь от страха ребенка, вы теряете его доверие. Страх не исчезает, ребенок со страхом остается один на один.

 

Нельзя также говорить: «Здесь ничего страшного нет». (Хоть сто раз скажите мне, что Бабайка самая милая, я к ней не приближусь. Я ее боюсь. Мне она кажется пугающей.) Этими словами мы никак не помогаем ребенку, к тому же не ценим его чувства. Реакция ребенка может быть такой: «Меня никто не понимает. Мне не верят».

 

Когда взрослый говорит: «Тебе кажется. Это совсем не страшно», он заставляет ребенка отказаться от своих чувств. Отрицание чувств трудно проанализировать. Лучше отражать ребенку его чувства, выслушать и поддержать его. Принимая чувства ребенка, мы создаем контакт с ним и поэтому можем помочь ему справиться со страхом: «Да, тебе страшно, я тоже, бывает, боюсь, сделаем с этим что-нибудь, чтобы помочь себе!»

 

Нет смысла говорить: «Ты же мужчина! Мужчины должны быть сильными и бесстрашными! Храбрыми! Настоящие мужчины ничего не боятся!» Во-первых, это ложь, потому что мужчины тоже время от времени ощущают страх. Во-вторых, в этом случае приходит и чувство неполноценности ребенка: «Я чувствую страх там, где его не должно быть. Значит, я неправильный». Так он не перестанет бояться, только будет бояться говорить об этом с родителями. Как-то раз участница курсов психологии для взрослых вспомнила страхи своего детства, что мама больна и скоро умрет.

 

Нельзя отчитывать или осуждать за страх. И тем более пугать и наказывать. Чувство страха само по себе является негативным, поэтому не надо делать ситуацию еще более мрачной.

 

Страх мучил ее несколько лет. А все началось в тот день, когда она увидела маму с перевязанной головой и пятнами крови на лбу. На самом деле (она поняла это только позже, уже в школьном возрасте) мама просто покрасила волосы хной. Маленькая девочка спросила маму: «Что с тобой?» Но у мамы не было времени объяснять, и она уклонилась от вопроса дочери. И дочь вместо мамы сама придумала ужасный ответ о здоровье мамы. Если бы у мамы хватило времени и терпения объяснить дочери свою непривычную внешность, девочка не прожила бы много лет, боясь за свою мать.

 

Я помню, как у меня в детстве появился страх волос. Я боялась, если где-то на столе видела волосы. Мама спросила меня о причине. Я рассказала, что девочки в садике напугали. Они сказали, что, если случайно съесть волос, он начинает расти в животе, и когда волос заполняет весь живот, человек умирает. Тогда мама нашла энциклопедию, и мы долго изучали в ней строение волоса. Я узнала, что волос выпадает, а луковица волоса остается, и из нее всегда растет новый волос. Что волос без луковицы вовсе не растет. Я успокоилась. Страх исчез.

 

Поход в поликлинику

У кабинета, где из пальца берут кровь на анализ, очередь. Процедура многим детям уже известна и малоприятна. Они знают, что будет больно, и воспоминания их пугают. Смотрят друг на друга, смотрят на родителей.

Из кабинета доносится очередной крик ребенка. Один мальчик в очереди начинает хныкать:

— Мне страшно.

Мама реагирует агрессивно:

Реклама
Реклама

— Хватит хныкать! Ничего там страшного!

Мальчишку тревожит поведение мамы, вдобавок появляется обида. Мама еще сильнее поддразнивает:

— Все дети как дети! Только ты трусишка! Видишь, как над тобой все смеются! (Сравнение совсем не с правильной позиции.)

Теперь к эмоциям мальчика добавляется чувство стыда, обида и унижение. Однако страх никуда не исчезает! Мальчик уже почти кричит:

— Я туда не пойду!

Мать начинает угрожать и запугивать:

— Если не пойдешь, тебя положат в больницу! Каждый день уколы! Этого ты хочешь? Да?! Этого ты хочешь?! Каждый день по десять уколов! — с этими словами мать запихивает мальчонку в кабинет.

 

Все дети притихли, кажется, что ужасная тетя напугала их гораздо больше, чем предстоящая процедура. Родители тоже замолчали. Я смотрю на широко раскрытые глаза Саши — в этот момент из кабинета доносится крик и голос сестрички:

— Я до тебя даже не успела дотронуться!..

 

Следующие в очереди мы. Я поворачиваюсь к Саше и пафосным голосом говорю:

— Этот точно занимает первое место — самый громкий...

Саша начинает смеяться. Стратегия «рассмешить» сработала, напряжение страха уменьшилось. Я продолжаю:

— Его ты не победишь! Громче, чем он, кричать нереально. Попробуешь?

— Нет, — улыбаясь, отвечает Саша.

— Но ты можешь победить в номинации «Самый смелый», — пытаюсь вовлечь Сашу в игру. И Саша изображает самого смелого. Протягивает сестричке палец и комментирует:

— А мне не больно!

Из кабинета выходит гордый, как павлин, и начинает требовать от меня награду за храбрость...

 

Я подумала, что бы я сделала, если бы Саша, стоя в очереди, начал хныкать и дрожать от страха. Обняла бы его, погладила и сказала: «Я понимаю, что страшно. В твоем возрасте я тоже боялась. Я буду с тобой. А потом мы купим тебе награду за храбрость». Потому что храбрость — это способность пережить страдания, включая и физические. От реакции родителя, от его слов зависит, будет ли ребенок считать себя боязливым или смелым, боязливым или осторожным. Награда за храбрость в дошкольном возрасте была у нас часто используемым средством. С ее помощью я пыталась переключить мысли ребенка с ожидаемой неприятной процедуры, обсуждая, какую награду он хотел бы получить.

 

Фрагмент из книги «Развивающие занятия идеальной мамы».