Дерматовенеролог Алексей Заворин: «Подростки в Латвии болеют сифилисом — болезнь не исчезла!»

«Моя задача как врача — поощрять подростков обращаться за помощью. Важно помнить, что с 14-летнего возраста дети могут пойти к врачу без родителей», — приглашает специалист по кожным и сексуально-трансмиссивным заболеваниям Детской клинической университетской больницы (ДКУБ). По его мнению, это важно знать, чтобы в страхе от реакции семьи не были запущены серьезные болезни, например сексуально-трансмиссивные.
  • Инга Акментиня-Смилдзиня

    Инга Акментиня-Смилдзиня

    Руководитель организации Mammamuntetiem.lv

Алексей Заворин призывает родителей в разговорах с детьми относиться к ним как к равным, чтобы они могли довериться и говорить о самых разных вопросах, в том числе об СТЗ

FOTO:

Алексей Заворин призывает родителей в разговорах с детьми относиться к ним как к равным, чтобы они могли довериться и говорить о самых разных вопросах, в том числе об СТЗ

«Коллеги из ДКУБ пригласили меня работать как специалиста по кожным и сексуально-трансмиссивным заболеваниям (СТЗ) для мальчиков. Думали, что в области сексуально-трансмиссивных заболеваний девочек консультируют гинекологи, а мальчики остаются в стороне и я могу работать с ребятами в этой области. Возможно, меня как мужчины мальчики меньше стеснялись бы, больше доверяли бы», — о своей работе журналу «Мамам и папам. Школьник» рассказывает дерматовенеролог Алексей Заворин. 

Так что с лета к врачу в детскую больницу мальчики могут приходить на консультацию о сексуально-трансмиссивных заболеваниях без направления врача и бесплатно.

Работу в ДКУБ Алексей Заворин начал более года назад, чтобы работать в Центре редких болезней и принимать пациентов с редкими кожными заболеваниями. Однако большая часть рабочего дня у врача проходит в клинике дерматологии в Veselības centrs 4, где его работа очень обширна и связана не только с подростками и СТЗ.

 

Расскажите о своей работе в детской больнице!
В Латвии дерматовенеролог — это одна специальность, то есть это врач, который одновременно лечит как кожные болезни, так и сексуально-трансмиссивные заболевания или консультирует по этим вопросам. Если у пациента есть сомнения или подозрения на венерологические заболевания, то есть болезни, передающиеся половым путем, дерматовенеролог является врачом прямого доступа. Это означает, что подросток к врачу может обратиться напрямую — без направления семейного врача и бесплатно. 

И я хочу подчеркнуть, что с 14 лет дети могут обращаться к врачу — независимо от специальности — без ведома родителя. 

Конечно, хорошо, если отношения в семье хорошие и друг другу доверяют, но ситуации бывают разные, и ребенку надо знать, что он может пойти к врачу и по собственной инициативе, самостоятельно записавшись в детской больнице на визит.


Расскажи подростку!

С 14 лет дети могут обращаться к врачу — независимо от специальности — без ведома родителя. То есть к врачу можно ходить самим и посещать консультацию без родителя.


По каким проблемам или признакам подросток может прийти к выводу: да, мне надо отправиться на визит к дерматовенерологу?
Во-первых, не всегда должны быть жалобы, чтобы прийти на этот визит, достаточно того, что у человека были половые отношения и его тревожит, нет ли какой-то инфекции. Чтобы избавиться от этой тревоги, уже есть основания прийти к дерматовенерологу. Если хоть раз были половые отношения, мы не можем быть на 100 % уверены, что у нас нет сексуально-трансмиссивной инфекции. Даже если использовать методы барьерной контрацепции, есть различные вирусные инфекции, например вирус папилломы человека (ВПЧ), которые могут передаваться дальше.

Во-вторых, если есть жалобы, то не надо ждать, а надо сразу записаться на визит. Жалобы могут быть разными. Если мы говорим о таких классических заболеваниях, как гонорея или хламидия, то у парней речь идет об уретритах, то есть о воспалении мочеиспускательного канала. Часто это связано с болезненной уринацией, ощущением жжения, могут быть какие-то выделения из мочеиспускательного канала — они могут быть белыми или прозрачными. Могут быть увеличены или болезненны лимфатические узлы в паху.
Но могут быть и болезни, которые являются сексуально-трансмиссивными, но у которых проявления могут быть более широкими. Например, сифилис. 

Сифилис — это болезнь, которая по-прежнему среди нас — это не болезнь старых времен, которая давно истреблена. Эта болезнь никуда не исчезла, и она может проявиться различными высыпаниями на коже, язвами в области гениталий, вокруг анального отверстия, а также во рту. 

Жалобы могут быть довольно обширными, но что еще опаснее — их какое-то время может и не быть. Это может осложнить диагностику, и болезнь можно обнаружить уже в запущенной форме.

 

Насколько сифилис в Латвии распространен и сталкиваются ли с этой болезнью и подростки?
Сифилис — это более редкое заболевание, чем гонорея и хламидии, но достаточно распространенное. Каждый год у одного пациента, не обязательно у подростка, я констатирую эту болезнь. В среднем в год в Латвии у детей в возрасте до 17 лет констатируются четыре случая [1].
Если мы говорим о детях, надо знать, что сифилис — это такая болезнь, которая может быть врожденной. Если мать инфицирована и вовремя не пошла провериться у гинеколога и не встала на учет по беременности, то во время беременности она может передать сифилис своему ребенку, и ребенок может родиться уже инфицированным, с проявлениями сифилиса — с так называемым врожденным сифилисом.


Tоп-3 сексуально-трансмиссивных заболеваний в Латвии

Бактериальные инфекционные болезни по их распространенности в Латвии:
1. Хламидии.
2. Гонорея.
3. Сифилис.

 

Статистика 

В 2018 году в Латвии сифилис диагностирован [1]:

  • у детей в возрасте до 17 лет — четыре случая,
  • у молодых людей от 18 до 35 лет — 25 случаев.


Если ребенок получает эту болезнь во время беременности, его можно лечить?
Плод во время беременности может и погибнуть, может не родиться живым. Однако может родиться и ребенок с тяжелыми наследственными аномалиями. 

Этих детей необходимо лечить.

 

Если в Латвии в течение года в среднем у четырех детей констатируют сифилис, это много или мало?
Когда речь идет о статистике, мы не можем знать, было ли все диагностировано. Сифилис — это болезнь, у которой есть несколько стадий. 

На первой может появиться безболезненный прыщик, язвочка на входных воротах инфекции, например на гениталиях, но не только. Если его не лечат, примерно через месяц она сама может исчезнуть, а потом снова через пару месяцев появятся высыпания по всему телу. Они также могут исчезнуть сами собой, без лечения. Эта болезнь может оставаться спящей в течение нескольких лет. 

Что я хочу этим сказать? Если ребенок, особенно парень, который толком не знает, куда пойти на консультацию, который стесняется, боится, не знает, надо ли и сколько за этот визит платить, то, возможно, он перетерпит возникшие высыпания, пока они не исчезнут, и так какое-то время и не будет знать, что у него сифилис, и болезнь проявится уже в запущенной форме. И еще хуже — не зная, он может продолжать инфицировать этой болезнью других.
Поэтому я не берусь судить, много это или мало — четыре случая среди подростков, но факт остается фактом, что болезнь среди нас, и, по-моему, об этом надо информировать как детей, так и родителей — что сексуально-трансмиссивные болезни, в том числе сифилис, есть. И в школах об этих болезнях следует говорить не только теоретически, но и используя как можно более наглядные изображения, видео и другие материалы. Иногда визуальные материалы и истории опыта позволяют воспринять проблему лучше и серьезнее. 

Ребенок должен сознавать, что решение о вступлении в половые отношения несет также определенную ответственность за здоровье и жизнь — как свои, так и своего партнера. Надо знать, что надо предохраняться, к тому же не только от беременности, но и от сексуально-трансмиссивных инфекций. 

И самым надежным способом, не считая воздержания, является презерватив.

 

Презерватив может защитить от сексуально-трансмиссивных заболеваний во всех случаях?
Во всех случаях нет, но если мы говорим о сифилисе, гонорее и хламидиях, а также о ВИЧ-инфекции, то в основном защитит. У сифилиса есть такое специфическое дело, что он может передаваться не только через гениталии. Эту болезнь вызывает бактерия — бледная трепонема. Оно может возникнуть также в кожных высыпаниях и тканях, которые не связаны с половыми органами. И хотя это небольшая вероятность, однако она существует — можно заразиться и от этих мест. 

Также если, например, ласкать партнера руками, пальцами в месте, где есть эти высыпания сифилиса, то теоретически инфекцию можно получить также через пальцы или оральным путем. Входные ворота болезни могут быть весьма широкими.

 

Что самое опасное в этих болезнях?
Из СТЗ самые отвратительные — это вирусные инфекции — гепатит С или ВИЧ-инфекция; мы, дерматовенерологи, их диагностируем, но лечат инфектологи. Теоретически гепатит С можно вылечить, но не всегда, и как последствия в будущем могут быть, например, рак печени или цирроз печени, и от этих болезней человек может погибнуть.
Если ВИЧ не лечить, то следует СПИД, который является синдромом иммунодефицита, от которого человек умирает, потому что не может противостоять инфекциям. Однако сегодня, если человек своевременно обращается к врачу и заболевание своевременно диагностируется, независимо от того, насколько инфекция запущена, можно получить компенсируемое государством лечение от ВИЧ-инфекции. 

Реклама
Реклама

Интервью с дерматовенерологом Алексеем Завориным проходило удаленно, со специалистом беседовала руководитель родительской организации Mammamuntetiem.lv Инга Акментиня-Смилдзиня

 

Это означает, что заболевание не прогрессирует и не достигает стадии СПИДа, и средняя продолжительность жизни человека может быть такой же высокой, как и у любого другого. Также если человек получает лечение от ВИЧ и СПИДа, то этот вирус можно не распространять дальше.
Из вышеупомянутых бактериальных инфекций трудно сказать, что хуже — хламидии, гонорея или сифилис. Если есть хламидии, то бывает так, что нет симптомов — нет ни жжения, ни выделений. 

Однако если заболевание хламидиями не диагностируется, то у человека, особенно у девочек, может наступить бесплодие. 

В долгосрочной перспективе эта болезнь создает много проблем.
В отдельных случаях гонорея также может закончиться не только жжением, выделениями и локальными воспалениями, но может быть также артрит, то есть воспаление суставов.
Если говорить о сифилисе, то, как я уже упомянул, у него есть несколько стадий. На вторичной стадии сифилис распространяется по всему организму, и когда это происходит, эта бактерия может затронуть очень разные органы, в том числе центральную нервную систему, и поэтому проявиться как парез, менингит, энцефалит. Может затронуть печень, селезенку. Другими словами, проявиться обширно. 

Если болезнь не лечится, через годы может развиться терциарный сифилис, когда в разных местах образуются полости — их называют гуммами. Это такие области, которые образуются, когда наша иммунная система пытается отгородиться от инфекции. Гуммы могут образоваться в разных органах, например в хрящах, печени, костях. И в определенные моменты эти гуммы могут разрушаться и вызывать повреждения, нарушать систему органов. Можно наблюдать изменения и в сердечно-сосудистой системе. Аорта — это наш главный кровеносный сосуд, который отходит от сердца и доставляет кровь всем органам, и это происходит при большом давлении. При терциарном сифилисе, который является отдаленной формой, аорта может расшириться и разорваться, и человек может быстро погибнуть.

 

Видите ли вы темы, о которых, по вашему мнению, родителям следует рассказывать своим детям больше, чтобы развить у них ответственность за свои действия?
На мой взгляд, в настоящее время доступная информация как взрослым, так и детям не подается достаточно внятно и понятно. Подростки, вероятнее всего, слышали, что есть какие-то инфекции, но я помню себя в подростковом возрасте — мне это казалось чем-то абстрактным, непонятным. Ну да, сказали, что надо использовать презерватив, чтобы не заразиться; я знал, что есть какой-то ВИЧ, знал, что люди от него умирают. Но каким образом и почему — не знал. 

Мне кажется, что мало наглядных материалов с изображениями, видео, историями опыта, которые ребенок мог бы видеть и понять, почему он должен предохраняться.

В наши дни информации вокруг очень много, поэтому трудно выделить из нее то, что является ценным, достоверным и чему можно доверять. Однако в то же время у детей есть свободный доступ к порнографии, фильмам, где наблюдается рискованное поведение — неконтролируемая смена партнеров, отсутствие предохранения. Таким образом это культивируется. Должна быть информация, которая не является навязчивой, но дает осознание, что у каждого действия есть последствия, что надо предохраняться и почему.

 

Если человек не столкнулся с проблемой, у него есть ощущение, что это ко мне не относится...
Да, именно так. Например, насчет сифилиса у меня возникло представление, что люди думают: это болезнь из книг, и такого не существует. Но существует!

 

Что меня поразило пару лет назад, это что в Латвии среди молодежи очень высокий уровень заболеваемости ВИЧ. Я была из тех, кто думал, что эта болезнь — редкое явление в Латвии. Об этом обществу тоже обязательно надо рассказывать больше...
Согласен. Одна из основных проблем, почему в Латвии заболеваемость ВИЧ на столь высоком уровне, состоит в том, что только сравнительно недавно лекарства, которыми лечат ВИЧ, стали доступными для всех, независимо от тяжести заболевания. Раньше компенсируемые государством медикаменты можно было получить при определенном количестве лимфоцитов, поэтому приходилось ждать, когда болезнь спрогрессирует. Получилось так: пока у людей болезнь не была совсем тяжелой, они были инфекционными и, возможно, продолжали распространять болезнь. 

Иногда люди не осознают, что болезнь может коснуться любого. Они профилактически не сдают анализы и не проверяют свой ВИЧ-статус. 

В отдельных случаях ВИЧ связан с предрассудками — люди думают, что это неизлечимая болезнь, поэтому боятся делать анализы.
Я помню, что в моем детстве, в девяностых годах, о ВИЧ-инфекции говорили на каждом шагу, информации было много, и все боялись; у болезни была такая аура, что от ВИЧ все обязательно умрут. Однако начиная с 2000-х годов о болезни постепенно начали забывать, как будто она потеряла актуальность, как будто ее не было. Однако же она есть, никуда не исчезла.

 

Хотя сейчас она еще более актуальна, чем в девяностые годы в Латвии...
Да, это так.

 

Как вы оцениваете, насколько молодежь осведомлена о своем здоровье? Иногда у меня возникает ощущение, что подростки более информированы, чем мы, взрослые, кажется...
Мое представление таково, что дети очень, очень разные. Я работаю и с совсем маленькими детьми, — не в контексте СТЗ, а в контексте здоровья кожи, — и есть такие дети, которым всего три года, а они такие сознательные, понимающие, хорошо общающиеся, все могут обсудить, выслушивают тебя, реагируют и отвечают. А есть и такие, кому 10 или даже 18 лет, и он не идет на контакт. Поэтому надо быть хорошим психологом и к каждому искать свой подход. Думаю, что в работе с пациентами помогает эмпатия. Это вызывает доверие к тебе как к специалисту.

Мы точно не должны думать, что подростки априори все понимают. Хотя дети и очень знающие, не всегда до них доходит правильная информация. 

Но в любом случае мы должны говорить с ними на одном языке; с ребенком надо говорить с уважением, достаточно серьезно, но понятно для него.

 

Возможно, эту тему разговора — СТЗ — самим родителям со своим ребенком надо поднимать, не дожидаясь, когда он придет с вопросами...
Мне лично повезло: у меня с родителями были и есть близкие отношения, я всегда мог спросить, что интересовало, и всегда получал реальный ответ, например, откуда берутся дети. Это очень важно — чтобы было доверие между родителями и детьми. К сожалению, не всегда это возможно, и моя задача как врача — поощрять подростков обращаться за помощью во всех случаях.

 

Записываются ли такие молодые люди без родителей к вам на консультации?
Да, приходят. И эти подростки, которые приходят без родителей, обычно очень самостоятельные, сознательные, с ними всегда можно все обсудить. Но я думаю, что это независимо от возраста — если человек видит, что ты воспринимаешь его всерьез, выслушиваешь и даешь ответы на заданные вопросы, то он в основном доверяет тебе и становится более открытым.

 

Скажите, могут ли к вам в детскую больницу бесплатно прийти подростки и с заболеваниями кожи, например, если есть угри?
Да, могут, но с заболеваниями кожи, которые не связаны с СТЗ, скорее всего, понадобится направление семейного врача. Врач прямого доступа, к которому в нашей стране дети могут прийти без направления, — это дерматовенеролог, если вопрос связан с СТЗ.

 

А скажите, почему вы выбрали именно такую профессию?
В основном потому, что она очень, очень обширная. В школьное время мне удавались многие области, но ни в одной я не чувствовал себя лучшим. Так у меня было и во время учебы в университете; я не мог решить, может ли это быть хирургия, где весь день надо оперировать и находиться в операционном блоке; мне все-таки нравится общаться с людьми. Или это будет интернальная медицина, но там было бы меньше возможностей работать руками.

До 4-го курса я не думал о дерматологии, но меня увлекали занятия — я понимал, что это в известной степени может быть профессией будущего. Потому что дерматологические заболевания, как, например, псориаз, или чешуйчатый или атопический дерматит, в большой степени связаны также со взаимодействием иммунной системы с кожей. Очень многие новые медикаменты действуют прямо на иммунную систему, правильно регулируя ее. Мне нравилось, что эта сфера в наши дни все более основывается на науке; нравилось, что в ней можно много делать и руками. Включая хирургию кожи, можно удалять образования. Также используются технологии, например лазерные технологии, которые решают широкий спектр проблем, от пигментных пятен до доброкачественных кожных образований. Потом есть еще эстетическая медицина, диагностика с дерматоскопией. 

Мне казалось, что это интересная профессия, где не устанешь от рутины, а также много коммуникации с людьми.

Если бы у вас была возможность выступить с речью для всех молодых людей, что бы вы им сказали?
Если у тебя возникло какое-то беспокойство о своем здоровье, страх, незнание или ты не знаешь, как действовать, то надо искать помощь. Часто страх возникает от неизвестности, и необходим надежный специалист, который его развеет. Не бойся спросить!


Что нужно знать об угрях?

Выводы и рекомендации Алексея Заворина:

  • «Взрослые с этой проблемой — акне, или угри, — ко мне приходят даже чаще, чем подростки! Потому что эта проблема с подростковым возрастом может не пройти».
  • «Угри не нужно воспринимать как норму! Это кожное заболевание».
  • «Если угри есть, сразу надо обращаться к специалисту, потому что 95 % могут помочь хорошо и эффективно. Кроме того, от невылеченных угрей могут остаться шрамы».
  • «В те два-три года, когда подросток страдает от акне, может быть очень затронуто самосознание человека, его эмоциональное состояние. Потому что не всегда подросток в это время осознает свою истинную ценность, поэтому можно нажить комплексы».

 

Ссылка

Количество случаев СТИ в разделении по возрастным группам в 2017–2018 годах. Распаковано из: https://www.spkc.gov.lv/lv/seksuali-transmisivo-infekciju-statistika.

Связанные статьи