Гинекологи: Нам правда нужны умершие мамы, чтобы возросла вакцинация беременных от Covid-19?

Сейчас в Латвии четыре ребенка растут в своих семьях, но без мам. Мамы, сильные и в остальном здоровые женщины, умерли от Covid-19. Они не были вакцинированы, так как казалось, что хватит и того, что вакцинирована остальная семья. Однако не хватило...

FOTO: Mammamuntetiem.lv

Mammamuntetiem.lv на разговор о мамах, которых, к сожалению, не удалось спасти, а также о вакцинации беременных и о том, как они болеют Covid-19, пригласил гинекологов и специалистов по родам — Майру Янсоне, руководителя Клиники здоровья женщины и ребенка Клинической университетской больницы Паула Страдиньша, под заботу которой попадают все тяжело больные будущие мамы, и Вию Вейсу, гинеколога Рижского роддома, руководителя Латвийской ассоциации гинекологов и специалистов по родам.

 

Интервью со специалистами состоялось перед очередным объявлением чрезвычайной ситуации в стране; повторно связавшись с Майрой Янсоне, Mammamuntetiem.lv узнал, что в день публикации интервью в Клинической университетской больнице Паула Страдиньша находились пять беременных / молодых мамочек со средне-тяжелым или тяжелым протеканием Covid-19.

 

Видно, что врачи очень активно участвуют в информировании и разъяснении обществу важности вакцинации и опасности заболевания Covid-19. Как бы вы сами оценили — как с этим обстоит дело в данный период времени, как восприняли мамы информацию о том, что надо вакцинироваться также во время беременности и кормления?

Вия Вейса: Иногда есть ощущение, что мы, врачи, много говорили, но ушей это не достигло. Мне кажется, что те женщины, которые созрели на вакцинацию до беременности и были уверены, что это единственный способ, как защитить себя и как из этой ситуации с пандемией мы все можем выбраться, вакцинировались. Конечно, лучше всего, если вакцинация происходит до того, как ребенка будут ждать, но это важно делать и во время беременности, если до наступления беременности не успели это сделать. Однако большая часть эту информацию действительно отказывается принимать, и до конца это не воспринимается. Цифры также это подтверждают — сейчас больше невакцинированных беременных, чем вакцинированных.

 

Кажется, в начале пандемии было сказано, что для детей и беременных ковид не опасен. Однако сейчас беременные внесены в группу риска...

Вия Вейса: Да, кажется, это один из камней преткновения — людям трудно понять, как так может быть: год назад говорили одно, а теперь говорят другое. Однако эта ситуация с пандемией Covid-19 настолько уникальна именно тем, что перед ней не было репетиции, это происходит здесь и сейчас. Да, сначала мы видели, что этот вирус главным образом затрагивает пожилых людей с сопутствующими болезнями и другие группы. Но со временем, когда мы обобщили данные, мы можем сказать, что это неправда, что, если беременная заболела, это не вызывает больших рисков.

 

Чем больше есть обобщений данных и публикаций, тем больше у нас информации, которую мы можем использовать. Ключевое слово в пандемии — «способность адаптироваться». Надо понимать, что та информация, которая была месяц или два назад, сегодня может быть уже другая. Это большой вызов для всех.

Рекомендации изменились, да, потому что мы сейчас знаем больше, чем знали полтора года назад.

 

Майра Янсоне: Мы из отделения патологии беременности и родов больницы Страдиньша дважды предоставляли информацию для общества. В первый раз, к счастью, из-за Covid-19 у нас еще не было случаев смерти матери. В тот момент лечилась и успешно вылечилась одна молодая мамочка, которой беременность была разрешена преждевременно операцией кесарева сечения и которая в реанимационном отделении в критическом состоянии находилась несколько недель. Потом мы сделали еще одно мероприятие — когда мы уже пережили то, что жизнь из-за Covid-19 потеряли две молодые мамочки. Отдел коммуникаций решил, что общество нужно детально информировать об этом, поскольку очень много популистов, которые дезинформируют. Был подготовлен сюжет «Панорамы», и для многих это было как обухом по лбу. Для большой части беременных, чтобы принять решение о вакцинации, важны эти трагические примеры. Раньше говорили об умирающих из-за Covid-19 восьмидесяти-девяностолетних, многие подумали: они и так скоро должны были умереть. Это не персонифицировали на себя, считали, что этот человек свою жизнь уже прожил. И тут вдруг мы сообщаем о 19-летней женщине, беременной, которая умирает. Руководитель Рижского роддома, врач Санта Маркова сказала, что после этого сюжета был заметный прирост вакцинации беременных в роддоме.

 

У нас до этого от Covid-19 умерли две молодые будущие мамы, и я думаю, что обществу нужно рассказывать так, как есть, — не приукрашивая, не замалчивая чего-то. Надо рассказывать о реальной жизни, не преподнося через цветочки.

 

Мамы, инфицированные Covid-19, у вас частые гостьи?

Майра Янсоне: Это волнообразно. Была тяжелая первая волна — прошлой осенью, потом снова весной — в апреле, мае. Лето было спокойнее, и теперь снова тяжело. Прямо пропорционально общей заболеваемости в стране — болеют все категории, в том числе беременные. Но сейчас наблюдается, что больше болеют молодые люди. В свою очередь, на заболеваемость беременных не влияет возраст; беременные не могут быть группой низкого риска по возрасту, поскольку этот риск — тяжелое заболевание ковидом — увеличивает сама физиология беременности — изменения в организме любой будущей мамочки. Из-за этого снижен иммунитет, растущая матка поднимает диафрагму, и движения грудной клетки становятся ограниченными, что мешает вентиляции легких. И еще — для некоторых из этих пациенток беременность надо разрешать раньше, чтобы спасти прежде всего мать и иногда и ребенка.

Как процесс болезни Covid-19 проходит для будущих мам? Есть что-нибудь специфическое?

Майра Янсоне: Как у всех, потому что будущие мамы — молодые и сильные женщины. Как сказал руководитель нашего отделения реанимации доктор Фрейс: если протекание заболевания тяжелое, эти мамы дольше борются; реанимационное мероприятие длится дольше, чем, например, для людей в возрасте. Беременность из-за своей физиологии делает ход болезни более тяжелым. У каждого пациента ход заболевания другой, однако в последнем случае, когда умерла 19-летняя будущая мама, тяжелая болезнь развивалась в течение нескольких дней — от случайно обнаруженной полностью бессимптомной до попадания мамы в реанимацию.

 

Вы упомянули, что в Латвии до этого от Covid-19 умерли две будущие мамы?

Майра Янсоне: Да, две. В первом случае от Covid-19 умерла мама троих детей. Исследования доказали, что причина смерти — пневмония от вируса Covid-19. Умерла в остальном здоровая, молодая 40-летняя женщина.


У нас обобщены вопросы родителей, и один из них такой: действительно ли заболевание Covid-19 для мам и детей опаснее, чем грипп?

Майра Янсоне: Нельзя сказать, что опаснее. Однако, когда происходит вспышка гриппа, мы не знаем, сколько и какой вирус гриппа в каком году будет инфекционным. Covid-19 тоже меняется, мутирует, бежит от нас, и мы, вакцинируясь, пытаемся защитить себя. И у нас нет информации, как эти вирусы — гриппа и Covid-19 — изменятся в следующем году, мы видим, как есть сейчас, и есть возможность защитить себя вакциной; ни от гриппа, ни от ковида не умерла ни одна вакцинированная беременная.

Вия Вейса: Разница в том, что сейчас очень большое число заболеваний ковидом, поэтому болеют многие, в том числе тяжелыми формами и беременные, с гриппом такой высокой заболеваемости не было; если бы было, то и летальных случаев было бы больше.

Майра Янсоне: Сколько в Латвии вообще жителей! Для нас одна потерянная мать — огромная трагедия. Здесь излишне говорить о процентах смертности, они не имеют значения!

 

Вы упомянули, что есть беременности, которые из-за ковида пришлось разрешать раньше. Как часто это происходит?

Майра Янсоне: Беременность преждевременно нужно разрешать из-за нарушений здоровья как матери, так и ребенка. Из всех стационарных пациентов в большинстве случаев мы искусственно вмешиваемся и разрешаем беременность раньше. Так же происходит и с пациентами с гриппом — беременность только что перешла через двадцатую неделю, и мы должны разрешать ее, в противном случае у женщины нет возможности выжить. Это еще одна серьезная проблема — невыношенный ребенок. Недоношенность часто несет с собой нарушения различной степени для будущего здоровья ребенка. Если у будущей мамы кислородное голодание, оно сразу есть и у ребенка. Кислородное голодание для ребенка может оставить серьезные последствия.

 

Известно ли в цифрах, сколько таких беременностей, которые пришлось прервать из-за заболевания Covid-19?

Вия Вейса: Такого обобщения данных еще нет, потому что тяжелые случаи появились только в последний год пандемии. До этого в стране показатели заболеваемости были ниже, и количество заболевших беременных было меньше. Теперь заболеваемость значительно возросла, и затронутых Covid-19 беременных больше.

Майра Янсоне: Во всех тяжелых случаях заболевания беременность прерывают раньше. Потому что если пациентку надо везти в реанимацию, чтобы обеспечить вентиляцию легких, то обязательно речь идет о разрешении беременности. Это кесарево сечение, это серьезная операция, которая тоже может вызвать различные осложнения.

Реклама
Реклама

С тяжелым ходом Covid в Страдиньша было три беременных, которые попали в реанимацию. Из них выжила одна. Были пациентки в отделении легочных заболеваний и выписанные из больницы.

Но были также случаи, которые мы связываем с заболеванием Covid, — у будущей мамы, инфицированной Covid-19, вдруг начались преждевременные роды.

Были также два случая, когда у беременных ребенок из-за необъяснимых обстоятельств погиб — в какой-то момент после перенесенного ковида.

То есть беременная переболела ковидом, и вскоре после этого ребенок перестает двигаться, и этому нельзя найти другую причину. Конечно, ковид повышает риск тромбозов, и эти тромбы могут образовываться также в плаценте — это тоже может быть одним из механизмов. Или из-за гипоксии — если у мамы недостаток кислорода, это может быть и у ребенка.

 

В тех случаях, когда дети погибли во время беременности, мамы ковидом болели тяжело?

Майра Янсоне: Легко и средней тяжести, но не до реанимации. Если мама попадает в реанимацию, то беременность прерывается, чтобы ее спасти. Пациенток с Covid позиционируют — стараются положить на живот, если возможно. Беременную таким образом позиционировать невозможно.

 

Дети всех трех мам, которые были в реанимации, выжили?

Майра Янсоне: Да.

 

Значит, и этот ребенок, 19-летнюю маму которого, к сожалению, не удалось спасти?

Майра Янсоне: Да. Это была почти выношенная беременность. Мы сделали кесарево сечение. Ребенок с семьей дома. И преждевременно родившихся удалось спасти — в одном случае была 26-я, а во втором — 28-я неделя беременности. Очень рано.

 

Ковид опаснее для будущего малыша или для мамы?

Вия Вейса: Определенно для мамы. В медицине есть принцип: если беременная и ее жизнь находятся под угрозой, то жизнь мамы надо спасать в первую очередь. Не думая о том, насколько беременность выношенная или нет. Поэтому прерывание беременности в случае тяжелого ковида является единственным решением; это в интересах жизни мамы.

В настоящее время все тяжелые случаи попадают именно в Клиническую университетскую больницу Паула Страдиньша (КУБПС); В Рижский роддом попадают контактные лица, ковид-положительные мамы с легким и средним ходом болезни. Именно доктор Янсоне находится в самом центре, куда попадают тяжелые случаи, в том числе из регионов.

Майра Янсоне: Эти мамы не попадают в родильное отделение КУБПС, они попадают в специализированные отделения для пациентов с Covid-19 или в отделения интенсивной терапии и реанимации.

Вия Вейса: Ты спрашивала, сколько у нас таких ковид-инфицированных мам. Если летом приготовленные для пациентов с Covid изоляторы были пустыми, то теперь они заняты постоянно. В них есть беременные, есть женщины, которые рожают, есть мамы после родов.

 

Женщины, заболевшие ковидом, могут родить естественным образом?

Вия Вейса: Да, если только их общее состояние позволяет и нет других причин для кесарева сечения. Иногда у мам нет симптомов, тест показал положительный результат, но часто ход болезни легкий.

 

Как обстоят дела у детей, родившихся у больной ковидом мамы? Чего можно ожидать от состояния здоровья новорожденного, если мама болела ковидом?

Вия Вейса: После родов детей не разлучают с мамами, это согласуется с директивами ВОЗ. Мама может также кормить малыша грудью, если это позволяет ее общее состояние здоровья, конечно, с соблюдением гигиенических требований, используя маску, когда она находится в тесном контакте с ребенком, и стараясь по возможности все-таки соблюдать дистанцию с новорожденным.

Майра Янсоне: У детей тоже после этого берут тест на ковид.

 

А эти малыши всегда заболевают от мамы?

Майра Янсоне: Нет, очень многие не заболевают. Но если мама во время беременности вакцинируется, у нее возникают антитела, которые при кормлении грудным молоком защищают и ребенка.

 

Одна мама говорила мне, что ее гинеколог отговорила ее от вакцинации во время кормления. В свою очередь, семейный врач пытался убедить, что вакцинироваться нужно. Что вы можете сказать об этой ситуации?

Вия Вейса: Гинеколог не права. Очень плохо, что специалист может отговаривать кормящую грудью маму от вакцинации.

Майра Янсоне: Я думаю, что у части медицинских работников информация неполная или неправильная. С этими специалистами надо работать, информировать. К сожалению, в моей практике был случай, когда генетик отговаривал маму, потому что у плода была врожденная аномалия развития. Но это не имеет никакой связи с ковидом! От этой вакцины ребенок не станет ни лучше, ни хуже, однако, если мама не вакцинируется, у нее увеличивается риск заболеть. Жаль, что мы не объединены, потому что пациентов это может сбивать с толку.

Вия Вейса: У нас уже в апреле были переработаны директивы вакцинации, они были отправлены ассоциациям врачей — ну почему врачи не открывают и не знакомятся с ними? Так жаль слышать эти истории! Медицинский персонал должен следить за новейшей медицинской информацией, интересоваться, спрашивать руководителя своего отделения или больницы, руководителя своей организации, если что-то не ясно. Директивы европейских стран, США, Соединенного Королевства свободно доступны в это время, остается только следить за ними.

Майра Янсоне: Я своих прошу подписаться в карте ухода за беременными, что они информированы о рекомендациях насчет вакцин от Covid-19. Это заставляет будущих мам тщательнее оценивать свое решение, быть ответственными за свой выбор.

 

Мы собрали вопросы и комментарии читателей Mammamuntetiem.lv о вакцине от Covid-19, и некоторых мам беспокоит, может ли и как в долгосрочной перспективе вакцина повлиять на здоровье ребенка, если вакцинироваться во время беременности или кормления...

Вия Вейса: Когда ребенок рождается, в первые дни жизни перед отправкой домой из родильного отделения ему вводится вакцина БЦЖ, которая очень важна и защищает от тяжелых форм туберкулеза. Вакцина содержит ослабленную живую бактерию — это та вакцина, которая на плече образует место воспаления и корку, потом оставляет шрамик, который есть у нас практически у каждого. То есть обычно на третий день жизни. И я не видела социальных СМИ, полных комментариев и сообщений, какие у ребенка будут долгосрочные последствия. Я хочу этим сказать, что вакцинация в мире известна более чем пару сотен лет. Мы каждый день пользуемся плюсами вакцинации и до пандемии жили в сравнительно безопасной среде, потому что многие смертельные и калечащие болезни благодаря вакцинации не проблема. Это надо помнить и думая о вакцинации от Covid-19. Ее надо воспринимать как возможность не заболеть тяжело, остаться в живых, защитить близких и вернуться к более-менее обычному порядку вещей в своей жизни и мире. Нет доказательств, что вакцина в долгосрочной перспективе повлияет на здоровье людей. Часто упоминаются вопросы фертильности. Нет никакой связи у существующих вакцин с диагнозами бесплодия.

 

Одна мама прислала нам визуальное сообщение о прививке от гриппа — что после нее рождаются дети с шестью пальцами...

Майра Янсоне: Ну, это не так, вакцины ничего такого не содержат! Вакцины были придуманы, чтобы мы ликвидировали инфекционные заболевания.

Вия Вейса: Если мы говорим о вакцинации беременной, это один из самых уникальных механизмов, как мама может защитить своего ребенка. Плацента активно транспортирует антитела, или иммуноглобулины, от болезней, которыми мама переболела и от чего мама вакцинирована. Это вещества, которые обеспечивают иммунитет в первые месяцы жизни младенца, пока иммунные реакции ребенка не созрели, пока ребенок не начинает получать свои вакцины согласно рекомендациям. Плацента активно транспортирует иммуноглобулин от мамы ребенку; когда ребенок рождается, у него самого никакая защита еще не образовалась — он еще не сталкивался ни с внешней средой, ни с болезнями. Поэтому иммунитет новорожденного зависит от мамы — в его кровообращении циркулируют антитела, данная мамой гарантия безопасности. Основываясь на этом механизме, в мире беременных вакцинируют, например, от коклюша, чтобы младенцы не заболели в тяжелой степени и не умирали, от гриппа — это защитит не только маму, но и ребенка в первый год его жизни. Похожий механизм с вакциной от ковида — когда иммуноглобулин попадает в кровообращение ребенка, он тоже защищается в первые месяцы жизни. Это исследовано: иммуноглобулин в крови ребенка, если мама получила вакцинацию от Covid-19, есть. И какие там могут быть негативные последствия? Даже трудно это понять.

Ни одна из вакцин от Covid-19 не содержит живого вируса (беременным живые ослабленные вакцины не рекомендуются). Вакцина не «входит» в ядро наших клеток, не меняет ДНК и не оставляет остаточных последствий, ингредиенты вакцины не попадают к ребенку через плаценту. Вакциной мы побуждаем наше тело производить антитела против конкретного вируса, и нет таких ингредиентов в вакцине, которые могут вызвать у плода неясные последствия. Ребенок получает антитела мамы — это польза для него.
 

Intervijas turpinājums lasāms latviešu valodā Ginekoloģes: Vai tiešām mums vajadzēja mirušas mammas, lai pieaugtu grūtnieču vakcinācija pret Covid-19?