Президент Латвии Эгилс Левитс: "Будущее латышского языка - в руках молодого поколения!"

"Наш язык довольно в критичном состоянии. Его будущее зависит от молодого поколения", - говорит президент Латвии Эгилс Левитс. Президент объясняет, что о латышском языке можно обсудить в семье с подростком, и делится опытом, как действовать, если люди вокруг продолжают в своей речи использовать популярные слова "давай" и "вот".
  • Инга Акментиня-Смилдзиня

    Инга Акментиня-Смилдзиня

    Руководитель организации Mammamuntetiem.lv

FOTO:

Президент Латвии Эгилс Левитс: "Невероятно важно молодому человеку по возможности раньше начать работать над своим языком, потому что так он одновременно заботится о своем мышлении".

Визитная карточка

  • Эгилс Левитс, президент Латвии
  • Владеет несколькими языками: английским, французским, немецким и русским

 

“За признание латышского языка боролось минимум восемь-депять поколений. Ваша – роль молодежи – особо значима в этом процессе. Чтобы удержать достигнутого, каждый день использовать латышский язык, совершенствовать его и модернизировать”, - в своем видео-обращении на канале в YouTube говорит президент Латвии Эгилс Левитс, призывая молодежь стать защитниками латышского языка. Видя и слыша, как много иностранных слов появилось в речи молодых людей, журнал “Для мам и пап. Школьник” предложил интервью. 

Если о языке не заботиться, то давление, которое испытывают маленькие государства, в долгосрочной перспективе выльется в деградацию.

У каждого разговора, который сегодня происходит лично, присутствует некая торжественность. Несмотря на правило двух метров и маски. Приподнятое настроение дает и место встречи – замок президента. Раз уж удалось встретиться, в конце позволила себе задать вопрос, который интересовал мою 11-летнюю дочь – сложно работать президентом? 

Президент от души рассмеялся: “Я мог бы ответить популярным словом – нормально. Самое приятное – это встречать много интересных людей, что при других обстоятельствах было бы невозможно. Самое сложное – формулировать свое мнение на различные вопросы, учитывая интересы разных общественных групп, которым это мнение важно. Не всегда могу высказываться свободно”. 

 

Почему Вам именно сейчас показалось актуальным обратиться к молодежи, чтобы задуматься о своем языке и защищать его? 

Наш язык довольно в критическом состоянии. Будущее во многом зависит от того, насколько хорошо, насколько глубоко, точно, в нюансах на латышском будет говорить молодое поколение. Сейчас важно заложить основы. 

 

Почему выбор пал именно на молодежь, а не на родителей? 

Молодежь – это более критичная группа. В язык нужно буквально врасти. А это большой вызов стране! 

 

Перед нашей встречей мы переговорили с главным редактором журнала, подростковым психотерапевтом Нилом Саксом Константиновым. Он сказал, что подростки не совсем хорошие хранители ценностей, это особенность этого возрастного периода. 

Подросткам важно выговориться. Выразить свои мысли как любому человеку. А чтобы выразить свои мысли, сформулировать, нужен хороший язык. Я бы сказал, что в процессе развития человека важно получить хорошие знания родного языка. 

 

Как Вам кажется, как родители должны реагировать, когда слышат, как подросток много употребляет английские слова? Многие даже полностью переходят на английский. 

Думаю, нужно обязательно уделить внимание. Язык в основном осваивается в семье. Если молодому человеку в родном языке не хватает слов, и он начинает использовать другие слова, значит, родной язык недостаточно развит. Задача родителей укрепить этот фундамент, и лишь потом должна подключиться школа и другие. Язык – это инструмент мышления. В нашем обществе нужны люди, которые способны хорошо выражать свои мысли. Между языком и мышлением очень тесная взаимосвязь. Очень важно молодому человеку по возможности раньше начать работать над чистотой языка, автоматически прорабатывается мышление. В ближайшем будущем люди, которые умеют выполнять только физическую работу, возможно не будут так востребованы; будет больше профессиональных направлений, где важно уметь выражать мысли. Поэтому, разумеется, язык – это основа. 

Президент Латвии Эгилс Левитс беседует с руководителем Латвийской организации родителей “Mammamuntetiem.lv” Ингой Акментиней-Смилдзиней о значении сохранения латышского языка. На фото также Юстине Дейчмане, руководитель медиа-центра Канцелярии президента. 


Латышский язык – маленький. По сути, он под угрозой? 

Да. Большие языки с большим количеством носителей самодостаточны. Правда, в таком случае меньше стимула учить другие языки. Это своего рода провинциализм. Напомню слова знаменитого австрийского философа Людвига Витгенштейна: «Границы моего языка означают границы моего мира». Вместе с языком ты познаешь мир. Без языка довольно сложно двигаться дальше. Чем больше информационное пространство, тем меньше потребность заходить в пространство других языков. В свою очередь у маленьких народов со сравнительно небольшим количеством носителей языка информационное пространство не такое широкое. Следовательно, есть потребность выйти за рамки и освоить иностранные языки, чтобы иметь возможность получать больше вдохновения, идей. У латышей один из лучших уровней знания иностранных языков в Европе. Например, у англичан и французов показатель ниже. Получается, что наша закрытость делает нас открытыми к другим языкам. 

Молодежь должна понимать, что язык, в первую очередь – это мышление. Если хорошо не знаешь язык, ты не можешь полноценно мыслить. Невозможно отделить мышление от языка.

Второй момент, который важно учитывать – это засорение и деградация языка. Государству, человеку больше внимания нужно уделять своему языку, чем другим языковым пространствам, странам. Свой язык должен быть качественным. Нужно иметь возможность выразить свое отношение к окружающей реальности. Чтобы не происходило деградации, требуется особый подход. 

Есть маленькие народы, которые в своей национальной самодостаточности далеко продвинулись. Например, исландцы, финны, венгры, эстонцы, которые очень заботятся о своем языке. Подобного мы не наблюдаем в США или Германии. А во Франции – да. Уважаю позицию этой страны. Они подают прекрасный пример, как заботиться о языке как об инструменте мышления народа. Чтобы язык был качественным, современным, чтобы с этим языком можно было идти в мир. 

 

Как Вам кажется, как каждая семья могла бы позаботиться о языке? 

Стараться говорить хорошо. Как? Читая хорошую литературу. Помогает также телевидение, радио, пресса. Хотя, надо сказать, сейчас там допускается много невнимательности. Если экономить на редакторах, сложно поддерживать язык на хорошем уровне. Вроде читаешь газету, чтобы расширить мировоззрение, а натыкаешься на опечатки и стилистические ляпы.

Родители должны следить, как они сами говорят. Дети все повторяют. Насколько широк спектр обсуждаемых тем в семье? Задача родителей постоянно расширять дискуссии. 

 

На государственном уровне есть вещи, которые мы еще не делаем, но могли бы, подобно упомянутой выше Франции? 

У нас есть языковые учреждения, которые могли бы качественнее выполнять свою работу. Думаю, что нам нужно больше внимания уделять языку. Чтобы не только сохранить, но и развить. Мир быстро меняется, и мы с латышским языком бежим за ним. Думаю, нам пригодился бы опыт маленьких стран, как это можно было бы делать успешнее. Разумеется, мы уделяем внимание своему языку, но в результате глобального давления видим, что этого мало. Требуется больше стараний. 

 

Вы имейте ввиду, что нужно как можно быстрее находить латышские определения для иностранных слов, связанных, например, с технологиями? 

Да, именно! Большой вклад вносят службы переводов Европейского союза, которые сотнями переводят нормативные акты. В плане объема это, пожалуй, самое крупное учреждение развития языка. Но одно дело термины, а другое – абстрактное мышление, с этим сложнее. Ведь тогда речь идет не о предмете или явлении. Сложно это перевести точно. А если перевести как-то иначе, пропадает истинный смысл, контекст. Нет таких же слов и обозначений в другом языке, вот в чем проблема! Нам нужно не только слова перенимать и переводить. Тут на уровне мыслеобразов перемены нужны. 

Реклама
Реклама

Будет больше профессиональных направлений, где важно уметь выражать мысли. Поэтому, разумеется, язык – это основа.

Полтора миллиона людей говорит на латышском, и у нас столько мыслей, сколько есть. В мире существуют самые разные метафоры, чтобы описать реалии, о которых у нас никто еще не задумывался. По этой причине многое искажается. Не каждую мысль можно достоверно донести на другом языке. 

Над языком нужно серьезно работать. В первую очередь на институционном уровне. В целом, это очень демократичное задание – у каждого есть возможность внести свою лепту в развитие языка. 

 

В видео-обращении Вы призвали создать новые слова. Какие из них приживутся, какие особо хотелось бы оставить? 

В социальных сетях много моих новых слов, и я мог бы над ними еще поработать (смеется). 

Призываю это делать всех! С одной стороны латышский – консервативный язык. Но из него довольно легко создавать новые слова с четко понятным значением. В этом смысле очень гибкий немецкий язык – новые слова годятся даже для одноразового использования. Все поймут суть, и не обязательно это вводить в постоянную лексику. Подобное наблюдается в английском, французском и других языках. Мы сами можем определять уровень гибкости своего языка. У нас создалось впечатление, что новые слова «разрешено» порождать только писателям и лингвистам. На самом деле это может делать каждый. Если это хорошее слово, оно обязательно приживется. 

 

Мне любопытно: если в кругу близких друзей или родных слышите русизмы, например, «давай, «вот» и т.д., делаете замечание? 

Да, но только в кругу знакомых людей. И это нужно делать аккуратно, чтобы не задеть человека. До этого реакция была только положительная. Если кто-то так говорит в магазине у кассы, замечания не делаю (смеется). 

 

Молодые люди стали обращать внимание на то, что иностранные слова можно заменять на латышские альтернативы. По-моему, это хорошая тенденция. 

Молодежь должна понимать, что язык, в первую очередь – это мышление. Если хорошо не знаешь язык, ты не можешь полноценно мыслить. Невозможно отделить мышление от языка. Если хочешь размышлять, нужно хорошо знать свой родной язык. 

 

Вы так много жили и работали за границей. Как Вы сами заботитесь о сохранении хорошего уровня латышского языка? Наверняка же ловите себя на том, что думаете на другом языке. 

Работая в Люксембурге, каждый день нужно было использовать четыре языка – французский, английский, немецкий и латышский. На каком говорил, на таком в тот момент и думал. Мультилингвальная среда. Это не правда, что языки смешиваются. Как раз наоборот – ты больше внимания уделяешь языку, чтобы правильно выразиться. 

Я много читаю на латышском языке. И пишу. Если пишу на латышском, то стараюсь выразить мысль по возможности четче. Иногда действительно нужно обдумать, как это сделать лучше всего. 

 

У языка несколько функций – формирование культуры, самосознания. Если молодежь использует больше английских слов, то это нехватка патриотизма? 

Напрямую это еще ни о чем не говорит. Человек может чувствовать себя патриотом, но без языка этого в полной мере не продемонстрируешь. Патриотизм – это в том числе участие в школьных дискуссиях о государственных и общественных вопросах, и в нашей стране подобные беседы происходят на латышском. Если ты можешь выразить мысль только очень простыми словами, то и речь будет простой. Не идет не в глубь, не в ширь. Чем лучше уровень языка, тем ярче можно выразить патриотизм. 

 

Может быть в конкретном возрасте есть вещи, которые нужно прожить, а потом они сами пройдут? Молодежный язык как явление демонстрирует склонность добавлять иностранные слова. Возможно, спустя время это уйдет. 

Прилипает много слов из других языков... Например, в Южной Америке, Африке, также в Азии, но в меньшей степени, есть креольские языки, которые рождаются в результате слияния или деградации. Папьяменто родился при объединении нидерландского, английского, французского и языка карибских индейцев. Простая грамматика и набор слов, этимология которых выходит из четырех языков. Для этих людей это родной язык. Государство ведет дела на нидерландском языке, потому что объема и глубины папьяменто недостаточно, чтобы руководить страной (от души смеется). Если о языке не заботиться, то давление, которое испытывают маленькие государства, в долгосрочной перспективе выльется в деградацию.

Поэтому нам важно постоянно работать над улучшением, чтобы не допустить этого. Постоянно! 

 

Семьям следовало бы почаще говорить в своем кругу о значении языка. 

Есть прекрасные игры для развития языка, например, Alias. Знаете? 

 

Да, она прекрасна, согласна! Может быть у Вас есть рекомендация для латышей, живущих за границей и воспитывающих там детей? 

Если учеба в школе происходит на другом языке, то основной объем знаний ребенок получает на иностранном языке. В школе обсуждается много тем. В семьях скорее всего такого круга тем нет, однако важно, чтобы на родном языке ребенок умел обсуждать самые разные вопросы. 

Поэтому, помимо школы, важно посещать доступные латышские кружки, лагери, например, проводить каникулы в Латвии вместе с ровесниками – это способ обогатить язык. И, конечно, сами родители могут этому способствовать. 

Плохо, когда родители считают, что для освоения местного языка лучше побольше общаться с ребенком на иностранном языке, обычно в плохом исполнении. Местный язык ребенок освоит автоматически – дети легко впитывают язык! Если и родители начнут в семье говорить на другом языке, ребенок потеряет доступ к латышскому. 

 

Не стоит отнимать у ребенка возможность освоить латышский! 

Именно! Позже дети пытаются освоить и злятся на родителей, почему не научили.